022017_1

шалфей



шалфей лесной, знак вечной жизни

Шалфей. Иллюстрация из книги Роберта Торнтона «Ботанические экстракты». Лондон, 1810 год
panteek.com


Валафрид Страбон (808?–849), монах из Констанца и латинский поэт, посвятил родному монастырскому садику поэму и начал описание растущих в нем пряных трав с шалфея, приятного на вкус и на вид, полезного в питье и исцеляющего большинство болезней. Тот же перечень трав упоминается в «Капитулярии об императорских поместьях» Карла Великого (800).

Наряду с другими ароматическими травами — рутой, розмарином, фенхе­лем, — шалфей был обязательным элементом аптекарского огорода еще со времен классической древности; он упоминается у античных натуралистов Теофраста и Диоскорида.


Сбор шалфея. Миниатюра из манускрипта «Tacuinum sanitatis». Италия, XIV век

Österreichische Nationalbibliothek / Europeana


Но культурная история растения еще старше: его первые описания обнаружены в древнеегипетских папирусах, где шалфей рекомендовался как лекарство от зуда; им же лечили расстройства пищеваре­ния и зубную боль, а кашицей из листьев пытались отбеливать зубы.

Гиппо­кратовская медицина отмечала вяжущие и укрепляющие свойства шалфея: неслучайно его латинское название Salvia означало «здравствовать» (от того же корня образовано римское приветствие salve). Совет Диоскорида пить винный настой шалфея при избытке флегмы дожил до эпохи Ренессанса.


Гобелен «Охота на единорога» (фрагмент). Фландрия, 1495–1505 годы
The Metropolitan Museum of Art

Шалфей изображен с голубыми цветами справа от источника.


Альбрехт Альтдорфер. Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист. Германия, 1507 год
Alte Pinakothek


Поскольку разные виды шалфея легко смешивались, медицинские свойства растения, которое мы называем «шалфей лекарственный» (Salvia officinalis), приписывались и его родичам, которые не могли похвастаться столь же высо­ким содержанием летучих масел в листьях, но обладали, например, красивыми цветами.

На картине Альбрехта Альтдорфера «Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист» (1507) каждому из персонажей сопутствуют свои ботанические символы.

У Предтечи это коровяк, ассоциирующийся со свечой и защитой от зла,
у Евангелиста, пишущего о Воскресении, — белена, знак смерти, и шалфей лесной, знак вечной жизни.

источник


promo j_e_n_z_a december 12, 2013 14:14 7
Buy for 100 tokens
facebook instagram vk plus.google twitter
Всё ж.. как раньше красиво травники оформляли))
О, я бы его не узнала на картинах. Спасибо! Люблю растительную символику.