022017_2

подиум серебряного века


Рисунок В. Ахметьева. Искусство в быту. Приложение к журналу «Красная Нива», 1925 год.

от «парижанки» до одежды нормаль

С началом Первой мировой войны одним из способов привлечения художников в новую для них область творчества стали конкурсы на разработку проектов одежды в национальном духе. Тема национального костюма, в котором видели и средство патриотического воспитания, и спасение от тирании мод, и одну из возможностей поддержать отечественное кустарное производство, сделалась особенно актуальной. Подобные конкурсы служили и пропаганде костюма как особого вида прикладного искусства. Среди их участниц были Р.Р.О’Коннель, Р.Н.Браиловская и другие художники, вышедшие из стен Школы Общества поощрения художников, Училища Штиглица, Строгановского училища в Москве или других художественных учебных заведений, уделявших значительное внимание прикладным и декоративным искусствам.


Р.Браиловская. Модели русской одежды. 1917

Имена художников начинают появляться и на страницах журналов мод. В 1900—1910-е годы искусство модной иллюстрации переживает свой расцвет. С наступлением нового века, когда развитие полиграфии и не в последнюю очередь конкуренция заставили издателей многочисленных дамских журналов обратить самое пристальное внимание на их внешний облик, одни сделали ставку на только что появившуюся модную фотографию, другие — на увлечение графическими искусствами и на имена популярных художников, в первую очередь мирискусников.

В 1908 году в Москве начал выходить «художественный журнал мод, рукоделий, хозяйства» «Парижанка» с фронтисписом М.В.Добужинского. Обложка нового издания была специально заказана Сомову, однако по техническим причинам в новой обложке журнал стал выходить только с 1909 года.


К.Сомов. Обложка журнала «Парижанка». 1909

Обложку для журнала мужских мод «Денди» выполнил В.Д.Замирайло, а рисунки моделей, помещенных в нем, создавали известные петербургские графики А.Депальдо и А.Арнштам. Попытки издания журналов мод с участием знаменитых художников неоднократно предпринимались и позднее. В 1914 году идея такого журнала высказывалась Н.Е.Добычиной, к участию в нем был приглашен, в частности, Бакст, вынужденный отказаться от этого предложения из-за контракта с фирмой Пакэн. Заняться изданием «Дамского журнала» предполагала и А.П.Остроумова-Лебедева.

В 1915 году пыталась реализовать подобные планы петербургская портниха А.Гиндус. Тогда же подобный журнал затевал и архитектор И.Фомин. «Создается новый журнал — люди с большими деньгами, а редактором вероятно будет Фомин. Журнал «Зеркало». Журнал красивой жизни! Все прекрасное будет отражено, и так же и женские юбки и панталоны. Модам отводится очень большое место и, конечно, главн. греховодником будет арх.Фомин», — писал в письме к С.Маковскому В.Левитский. К сожалению, этим планам, да и то лишь отчасти, суждено было реализоваться только в 1920-е годы.

Наступившая новая эпоха во многом изменила и сам костюм, и отношение к моде. Это прекрасно выразили полные ернического дендизма строчки Осипа Мандельштама:

Бывало, я, как помоложе, выйду
В проклеенном резиновом пальто
В широкую разлапицу бульваров
………………………………………….
Пора вам знать, я тоже современник,
Я человек эпохи Москвошвея, -
Cмотрите как на мне топорщится пиджак,
Как я ступать и говорить умею!
Попробуйте меня от века оторвать, -
Ручаюсь вам — себе свернете шею!

Однако роль социалистической идеологии в этом процессе культурного принижения человека, как это ни странно, была не слишком велика и российский опыт можно даже сказать мало отличался от западного. Не столько русская революция и ее последствия, сколько I мировая война послужили заметному упрощению костюма, а в дальнейшем — быстрому переходу на массовое промышленное производство одежды, начало которого во многом было связано с отлично налаженным выпуском военной формы. Казалось бы, интерес художников к моде должен был иссякнуть. Этого, однако, не произошло.
Интерес к костюму, выражавшийся как в одеяниях самих художников, так и в создании моделей одежды, был свойствен представителям совершенно разных художественных течений. До некоторой степени он объяснялся настойчиво повторявшимися призывами к «жизнетворчеству». Будучи программной особенностью символизма, эти призывы у футуристов трансформировались в «связь искусства с жизнью», а впоследствии у конструктивиста А.М.Родченко превратились в лаконичную формулу «Конструктивная жизнь есть искусство будущего». С идеей жизнетворчества оказались напрямую связаны и попытки сформулировать задачи комплексного дизайна. Отмечая новые черты в архитектуре, Бакст в 1913 году выражал желание, чтобы люди одевались «ради общей гармонии, в тон с тем, что их окружает». Спустя десять лет ему вторил К.С.Малевич: «Гармонирование архитектурных форм в каком бы то ни было стиле индустриальной архитектуры <…> потребует к себе смены существующей мебели, посуды, платья…»

Деятельность художников 1920—1930-х годов стала запоздалым откликом на давнюю дискуссию о моде… По-прежнему не угасал интерес к костюму: статьи на эту тему в многочисленных периодических изданиях тех лет публиковали М.В.Алпатов, В.М.Инбер, А.В.Луначарский, В.Шкловский, Г.Б.Якулов, Н.Форрегер, К.Ф.Юон и другие деятели культуры; в различных журналах появлялись рисунки костюмов, выполненные И.М.Зданевичем, Б.Г.Эрдманом, В.И.Козлинским, Л.С.Поповой, В.М.Ходасевич; к проектированию одежды обращались молодой Н.П.Акимов, ученик П.Н.Филонова В.А.Сулимо-Самуйлло, автор замечательных иллюстраций к «Тысяче и одной ночи» Н.Ушин и другие…

Именно в это время начали давать свои результаты все усилия предшествующего периода в этой области. Новые художественные идеи в это время стали легко и органично проникать в мир моды. Яркий и странный футуристический костюм нашел своих поклонников среди молодежи; «супрематические» орнаменты на свитерах и шарфах, которые вывязывала мать Малевича, находили спрос, равно как и орнаментация Ламановой модных туалетов из шелка в духе кубизма или супрематизма. Опыты по созданию моделей, построенных на принципах «национального» костюма, подготовили успех, выпавший на долю русских художников на Всемирной выставке в Париже в 1925 году, когда коллектив авторов во главе с Ламановой получил Гран-при «за костюм, основанный на народном искусстве».


Дамское платье по эскизу В.фон Мекка. Экспонировалось на выставке «Современное искусство» в 1903 году

Таланты художников и портных были объединены в стенах московского «Ателье мод».
Созданное в 1922 году «Ателье мод» Московского объединения предприятий швейной промышленности в духе времени было провозглашено Центром по становлению нового советского костюма. По замыслу организаторов здесь должны были создаваться, с одной стороны, образцы для массового производства, с другой - выполняться индивидуальные заказы. Но хотя его специалисты в 1923 годы привлекались к разработке парадной формы для Красной Армии, «Ателье» в действительности было дорогой мастерской индивидуального пошива, ориентированной вовсе не на военных, а на артисток, для которых предусматривались специальные скидки. Над созданием моделей в нем работали десять конструкторов и десять художников, среди которых были привлеченные Ламановой Мухина и Экстер.


В.Мухина. Эскиз костюма. Журнал «Ателье». 1923

Отшивали модели сто пятьдесят рабочих 26-й фабрики треста «Москвошвей», и тем не менее одно платье шилось целых двадцать два дня, и только работа мастеров обходилась в сто рублей за каждую модель. Это было так дорого, что даже спустя два года после открытия многие платья так и не были распроданы.

Странное название «Ателье мод», к которому еще предстояло привыкнуть, означало, что созданием новой одежды здесь занимались не только портные, но и профессиональные художники, привыкшие творить в своих мастерских, студиях или ателье, как их называли на французский манер. Иными словами, в богато отделанном особняке на Петровке попытались реализовать ту самую художественную утопию, осуществить которую не удалось в 1900-е годы. Официально ателье руководила близкая к партийным кругам О.Д.Сеничева, но в действительности дело находилось в руках Н.П.Ламановой. «Ателье» словно воскрешало дореволюционную ламановскую мастерскую на Тверском бульваре. Здесь собирались художники, литераторы, артисты МХАТа. Регулярные демонстрации моделей превращались в самые настоящие концерты, а в качестве манекенщиц выступали известные московские актрисы. Аналогичная модная мастерская с таким же названием «Ателье мод» открылась и в Петрограде на Проспекте 25 октября (Невский пр.), 32.


О.Д.Сеничева

Когда в 1923 году Правление «Ателье мод» решило издавать свой журнал, участвовать в нем выразили желание почти все более или менее заметные деятели дореволюционной культуры: А.А.Ахматова, Ю.П.Анненков, А.Д.Радлова, М.А.Кузмин, Ф.К.Сологуб, А.Н.Бенуа, А.Я.Головин, И.Э.Грабарь, Н.Евреинов, Б.М.Кустодиев, К.С.Петров-Водкин, Н.Н.Пунин, К.А.Сомов, И.А.Фомин, К.Ф.Юон...


эскиз женского платья А.А.Экстер, выполненный для московского «Ателье мод»

Главной целью издания объявлялось «стремление к выявлению всего, что творчески прекрасно». Вошедшие в первый номер журнала «Ателье» интереснейшие эссе Кузмина, Евреинова или фон Мекка не походили на обычные статьи в дамских журналах про модные цвета и ширину юбок. Мода и театр, мода и революция, мода и танцы — таковы были темы, рассчитанные скорее на артистическую публику, чем на обычных читательниц, домохозяек и совслужащих.


Рисунок Веры Мухина по модели Надежды Ламановой, 1925 год.


Рисунок Веры Мухина по модели Надежды Ламановой,

Эскизы Экстер и Мухиной, фотографии с моделей Ламановой предлагали моду элегантную и эстетскую: эффектные вечерние туалеты, нередко требовавшие веера, платья и костюмы, в острых силуэтах и пряных цветовых сочетаниях которых угадывался еще никому не ведомый стиль ар деко. Эстетическая программа всего предприятия была заявлена в журнале с обескураживающей прямотой, что и вызывало понятное раздражение.

Вскоре в журнале «Швейник» появилась маленькая заметка «Как не стоит художничать», в которой вся деятельность «Ателье» подверглась самой суровой критике. В результате первый номер журнала оказался и последним, а сделанная специально для «Ателье» серия рисунков Кустодиева так и не была опубликована.

В 1925 году к идеологическим обвинениям добавились и экономические трудности, и первый советский модный дом рухнул. Был назначен новый директор, сокращен штат, и знаменитое московское «Ателье мод» превратилось в обычную номенклатурную модную мастерскую, обшивавшую партийных жен, сохранившую однако немалую часть своей былой репутации. «Магазин этот, убивающий прохожих великолепием своих витрин и громким названием, ничего страшного собой не представляет, и глубоко не правы те, кто думает, что в «Ателье мод» можно приехать только в «собственном автомобиле», и «собственный же лакей» должен нести чемодан с деньгами…», — успокаивали возможных заказчиков московские журналы. Сохранилось и название — «ателье мод», которым в 1930-е годы обозначали дорогие мастерские Москвы и Ленинграда, а в послевоенное время стали называть любое предприятие индивидуального пошива.

Между тем идея модного журнала с участием художников, равно как и просто привлечения живописцев и графиков к разработке моделей одежды, еще некоторое время сохраняла свою привлекательность. Многочисленные издания, появившиеся в эпоху нэпа, призывали мастеров кисти и пера высказываться по тем или иным вопросам, связанным с костюмом, и нередко заказывали модные картинки известным иллюстраторам, плакатистам и театральным художникам.

Первый номер журнала «Искусство одеваться», вышедший в 1928 году в качестве приложения к журналу «Красная панорама», открывала статья Луначарского «Своевременно ли подумать рабочему об искусстве одеваться?», в которой вновь, в который уже раз, к разработке новых видов одежды призывались художники. «Искусство одеваться является жизненной необходимостью. Советские художники должны этому помочь…» — вторил ему Головин.
Вовлеченные в дискуссию простые граждане тоже высказывали свои соображения. «Нашим пролетарским художникам при помощи масс нужно заняться созданием новых мод, «своих», а не «парижских». В этом им помогут партийные и комсомольские собрания», — утверждал москвич тов. Юханов в своем письме в «Комсомольскую правду».

Собственную теорию костюма, исключающую любую моду, попытались разработать мастера и идеологи московского ИНХУКа: В.Ф.Степанова, Б.И.Арватов, Д.Е.Аркин, А.М.Ган.


Кадр из кинофильма «Папиросница от Моссельпрома», на актрисе платье с текстильными орнаментами, разработанными Варварой Степановой. 1924 год.

текстильный орнамент, разработанными Варварой Степановой. 1924 год.

В.Степанова в платье собственного дизайна.Фотография. 1924


Автор Варвара Степанова. 1923 год

Главную задачу они видели в «создании одежных форм, построенных не на традициях моды»26. Моду должны были заменить простота, удобство, гигиеничность и «социально-техническая целесообразность». Между тем хорошо известные опыты московских конструктивистов по разработке производственной или профессиональной одежды (прозодежды, говоря языком того времени) по большей части не были приняты современниками.


В.Степанова. Родченко-конструктор. 1922


В.Степанова. Эскиз костюма пристава Ох к спектаклю «Смерть Тарелкина». 1917. ГЦТМ им.А.А.Бахрушина

Излишний «эстетизм» костюмов Степановой к спектаклю Театра Вс.Мейерхольда «Смерть Тарелкина» отмечали почти все рецензенты;


Л.Попова. Эскиз для ткани. 1924. Частная коллекция


Л.Попова. Эскиз для ткани. 1923—1924. ГИАХПМ «Царицыно»


Л.Попова. Прозодежда актера №6 к спектаклю «Великодушный рогоносец». 1922

а понравившиеся публике и театральным критикам костюмы Поповой к «Великодушному рогоносцу» в том же театре не удержались в репертуаре.


А.Родченко в сконструированном им рабочем комбинезоне. Фотография. 1922

Та же участь постигла и работы Родченко для пьес «Клоп» и «Инга». Не имела особых результатов и разработка В.Е.Татлиным в Ленинграде «нормалей одежды», т.е. стандартов бытового универсального костюма. Иными словами, антисословная и антимодная конструктивистская теория одежды потерпела крах, что вызвало, очевидно, и перемену во взглядах на моду Степановой, признававшей в 1929 году: «Ошибочно думать, что мода является лишь ненужным придатком спекулятивного характера».


В.Татлин. Эскиз «нормаль-одежды». 1923. ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

utility-clothing-tatlin-design-for-mans-coat-1923-charcoal-on-tracing-paper-107x71-5-cm-bakhrushin-museum.jpg
В.Татлин. Модель повседневного костюма. 1923–1924


Н.Ушин. Эскиз мужского повседневного костюма. 1928 Собрание Б.Н.Васильева (СПб.).

Надежда на появление собственной костюмной моды, не подражающей Западу, но учитывающей особенности советского быта и эстетические пристрастия советских граждан, привела к практике открытых конкурсов на разработку моделей одежды.

В одном из них, в частности, принимал участие известный живописец и театральный художник Г.Б. Якулов, эскизы которого в 1926 году опубликовал «Женский журнал».


В.Козлинский. Рисунок мод для журнала «Четыре сезона». 1928

Весной 1932 года выставка проектов бытовой одежды, заранее присланных на конкурс художниками, работниками швейной промышленности, рабочими и служащими, была открыта в Историческом музее в Москве. Эта выставка вновь вызвала дискуссию об участии художника в производстве одежды, однако в целом конкурс был признан неудачным, а вскоре начался постепенный отход художников от искусства костюма.


Б.Эрдман. Рисунок мод для журнала «Четыре сезона». 1928.

Открывшийся в 1934 году Московский дом моделей окончательно сделал художественное проектирование костюма совершенно самостоятельным видом деятельности, появилось и новое поколение художников, для которых профессией сделалось именно создание модной одежды, а вовсе не писание картин, оформление спектаклей или разработка архитектурных проектов.

Миф о художнике-демиурге, которому подвластно все формы и масштабы — от башни до булавки, о художественной суперволе, пронизывающей собой всепроявления действительности, уступил место соображениям практицизма.

Период эстетического утопизма закончился, а искусство костюма перешло от художников в твердые руки модельеров, стилистов и консультантов по имиджу.

источник 1
источник 2
источник 3
источник 4


часть первая - от «Утреннего Бакста» до «парижанки»

Posts from This Journal by “история в моде” Tag

promo j_e_n_z_a december 12, 2013 14:14 7
Buy for 100 tokens
facebook instagram vk plus.google twitter