Канун.

Поступь праздника легка детскими мечтами и шуршанием оберточной бумаги.

Она звенит колокольчиками Дашера, Дансера, Прансера, Виксена ,Комета, Кьюпида, Дандера и Бликсема.

Поступь праздника бессонницей терзает взрослые головы, и гладит детские головки мягкими еловыми ветвями. Каждый следующий шаг – это рождение золотой кедровой шишки, зернышко по зернышку, хранящей наши желания.

Поступь праздника тяжела снегом застиранных больничных простыней, с ароматами одиночества и боли. Она вырывает последнее желание из рук тех, кто устал. И с рождением праздничной звезды умирает год.

Поступь праздника отрепетирована как первый танец новобрачных. Слишком канонный, излишне влажный. И через миг она непредсказуема, как соло аргентинского танго. Так ни о чем. Так о любви.

Поступь праздника становится тверже. Литавры недоделанных дел так высоки. Марш взрывает остров времени, который так мал, ведь завтра наступит так скоро.

А сегодня …

Канун.

Ах, "литавры недоделанных дел так высоки"))