Надежда (j_e_n_z_a) wrote,
Надежда
j_e_n_z_a

Category:

запретные сказки Российской империи


© Bibliothèque nationale de France

«Заветная сказка» о зубастом лоне и щучьей голове

В 1850-е годы собиратель фольклора Александр Афанасьев совершил путешествие по Московской и Воронежской губерниям и записал сказки, песни, пословицы и притчи местных жителей. Однако издать ему удалось немногое: подобно французским фаблио, немецким шванкам и польским фацециям, русские сказки содержали эротические и антиклерикальные сюжеты, а потому афанасьевские сборники подверглись цензуре.

Из запрещенных текстов Афанасьев составил сборник под названием «Народные русские сказки не для печати» и тайно переправил его в Европу. В 1872 году многие из вошедших в него текстов были опубликованы в Женеве, без имени составителя, под названием «Русские заветные сказки». Слово «заветные» значит «заповедные», «секретные», «тайные», «свято хранимые», а после выхода «Русских заветных пословиц и поговорок», собранных Владимиром Далем и Петром Ефремовым, и афанасьевских «Заветных сказок» его стали использовать в качестве определения корпуса непристойных, эротических фольклорных текстов.

В России сборник Афанасьева вышел только в 1991 году. Arzamas публикует один из вошедших в него текстов.

Щучья голова

Жили-были мужик да баба, и была у них дочь, девка молодая. Пошла она бороновать огород; бороновала, бороновала, только и позвали ее в избу блины есть. Она пошла, а лошадь совсем с бороною оставила в огороде:
— Пущай постоит, пока ворочусь.
Только у ихнего соседа был сын — парень глупой. Давно хотелось ему поддеть эту девку, а как, не придумает. Увидал он лошадь с бороною, перелез через изгороду, выпряг коня и завел его в свой огород. Борону хоть и оставил
на старом месте, да оглобли-то просунул сквозь изгороду к себе и запряг опять лошадь-то. Девка пришла и далась диву:
— Что бы это такое — борона на одной стороне забора, а лошадь на другой?
И давай бить кнутом свою клячу да приговаривать:
— Какой черт тебя занес! Умела втесаться, умей и вылезать: ну, ну, выноси!
А парень стоит, смотрит да посмеивается.
— Хочешь, — говорит, — помогу, только ты дай мне…
Девка-то была воровата:
— Пожалуй, — говорит, а у нее на примете была старая щучья голова,
на огороде валялась, разинувши пасть. Она подняла ту голову, засунула в рукав
и говорит:
— Я к тебе не полезу, да и ты сюда-то не лазь, чтоб не увидал кто, а давай-ка лучше сквозь этот тынок. Скорей просовывай кляп, а я уж тебе наставлю.
Парень вздрочил кляп и просунул его сквозь тын, а девка взяла щучью голову, раззявила ее и посадила на плешь. Он как дернет — и ссадил *** до крови. Ухватился за кляп руками и побежал домой, сел в угол и помалкивает.
— Ах, мать ее так, — думает про себя, — да как больно *****-то у нее кусается! Только бы *** зажил, а то я сроду ни у какой девки просить не стану!
Вот пришла пора: вздумали женить этого парня, сосватали его на соседской девке и женили. Живут они день, и другой, и третий, живут и неделю, другую
и третью. Парень боится и дотронуться до жены. Вот надо ехать к теще, поехали. Дорогой молодая-то и говорит мужу:
— Послушай-ка, милый Данилушка! Что же ты женился, а дела со мной
не имеешь? Коли не сможешь, на что было чужой век заедать даром?
А Данило ей:
— Нет, теперь ты меня не обманешь! У тебя ***** кусается. Мой кляп с тех пор долго болел, насилу зажил.
— Врешь, — говорит она, — это я в то время пошутила над тобою, а теперь
не бойся. На-ка попробуй хоша дорогою, самому полюбится.
Тут его взяла охота, заворотил ей подол и сказал:
— Постой, Варюха, дайка-ся я тебе ноги привяжу, коли станет кусаться, так я смогу выскочить да уйти.
Отвязал он вожжи и скрутил ей голые ляжки. Струмент у него был порядочный, как надавил он Варюху-та, как она закричит благим матом,
а лошадь была молодая, испугалась и начала мыкать (сани то сюда, то туда), вывалила парня, а Варюху так с голыми ляжками и примчала на тещин двор. Теща смотрит в окно, видит: лошадь-то зятева, и подумала, верно, это он говядины к празднику привез; пошла встречать, а то ее дочка.
— Ах, матушка, — кричит, — развяжи-ка поскорей, покедова никто не видал.
Старуха развязала ее, расспросила, что и как.
— А муж-то где?
— Да его лошадь вывалила!
Вот вошли в избу, смотрят в окно — идет Данилка, подошел к мальчишкам, что в бабки играли, остановился и загляделся. Теща послала за ним старшую дочь.
Та приходит:
— Здравствуй, Данила Иванович!
— Здорово.
— Иди в избу, только тебя и недостает!
— А Варвара у вас?
— У нас.
— А кровь у нее унялась?
Та плюнула и ушла от него. Теща послала за ним сноху, эта ему угодила.
— Пойдем, пойдем, Данилушка, уж кровь давно унялась.
Привела его в избу, а теща встречает и говорит:
— Добро пожаловать, любезный зятюшка!
— А Варвара у вас?
— У нас.
— А кровь у нее унялась?
— Давно унялась.
Вот он вытащил свой кляп, показывает теще и говорит:
— Вот, матушка, это шило все в ней было!
— Ну, ну, садись, пора обедать.
Сели и стали пить и есть. Как подали яичницу, дураку и захотелось всю
ее одному съесть, вот он и придумал, да и ловко же вытащил кляп, ударил
по плеши ложкою и сказал:
— Вот это шило все в Варюхе было! — да и начал мешать своею ложкою яичницу.
Тут делать нечего, полезли все из-за стола вон, а он приел яичницу один
и стал благодарствовать теще за хлеб за соль. 


Народные русские сказки А.Н. Афанасьева.
В 3 т. Т. III / Изд. подгот. Л.Г. Бараг, Н.В. Новиков; Отв. ред. Э.В. Померанцева, К.В. Чистов; Ред. изд-ва O.K. Логинова; Худож. Б.И. Астафьев. — М.: Наука, 1985. — 495 с: ил.; Б.ф. — 50000 экз. В переплете. Часть тиража в суперобложке.

...Дополнения: I. Сказки, изъятые цензурой из сборника «Народные русские сказки»: [1-3]. — С. 287-289; II. Сказки из сборника «Русские заветные сказки» и рукописи «Народные русские сказки не для печати»: [Предисловие к "Русским заветным сказкам". - Женева, 1872; 1-45]. -С. 290-344; III. Предисловия А.Н. Афанасьева к «Народным русским сказкам». — С. 345-355; IV. Заметка Афанасьева о сказке «Еруслан Лазаревич». — С. 356-362....














источник 1
источник 2


Tags: история в кадрах, редкости, слова
Subscribe

Posts from This Journal “слова” Tag

  • если вы не против

    Иллюстрация Сидни Пэджета из сборника рассказов Артура Конан Дойла «Записки Шерлока Холмса». Лондон, 1894 год British Library…

  • в мерлехлюндии(с)

    день жарой и мелкими неурядицами принес настроение чеховской маши три сестры. Антон Чехов - Сегодня я в мерлехлюндии, невесело мне... достала…

  • что-то так напоминает...

    Не выходи из комнаты, не совершай ошибку. Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку? За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья.…

  • про память

    Для истории Когда все расселятся в раю и в аду, земля итогами подведена будет — помните: в 1916 году из Петрограда исчезли красивые люди Не…

  • про слово

    как не хватает классической журналистики! журналистики выверенного/доказательного слова науки - с названием журналистика я боюсь ошибиться, отвечая…

  • рукописи не горят

    настоящее и есть второе пришествие второй том комедии Мертвые Души Великого Николая Васильевича

  • про долготерпение

    "...У одного африканского племени отличная от нашей система летосчисления. По их календарю сейчас на земле - Эра Милосердия. И кто знает, может…

  • лето...внезапно...

    лето...внезапно... грозы невнятны... но! я не при чем! Kот Бегемот - Не шалю, никого не трогаю, починяю примус... "Мастер и Маргарита"…

  • ...и где-нибудь на свете потанцуй(с)

    RTSF 2019 – Dietmar & Nellia – Never Stop Jiving

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments