Надежда (j_e_n_z_a) wrote,
Надежда
j_e_n_z_a

Categories:

«Башня» Вячеслава Иванова. «место силы» литераторов начала XX века


Башня Вячеслава Иванова
Тверская улица, 1 / Таврическая улица, 35

Доходный дом Дернова на углу Таврической и Тверской, более всего известный, как «место силы» главных литераторов начала XX века. Здесь жил известный поэт-символист Вячеслав Иванов, каждую среду устраивавший грандиозные литературные чтения.
















У литераторов каждой эпохи были свои любимые места собраний. Вроде лавки Смирдина или дома Некрасова.

Символисты начала XX века обычно съезжались к философу и поэту Вячеславу Иванову, который жил в доме на углу Таврической и Тверской, в башне которого и проходили знаменитые «литературные среды».
Дом с «башней Иванова» был построен архитектором Кондратьевым в 1903 – 1905 годах. По тем временам – тривиальная эклектика с уклоном в классицизм и ампир, если бы не вычурная решетка на балконах и, конечно же, знаменитая башня, на крыше которой, к примеру, Блок впервые читал свою «Незнакомку» и в которой не раз бывал Велимир Хлебников. Потом Иванов увлекся мистическим анархизмом, влюбился в падчерицу, чуть не подрался на дуэли с пасынком, рассорился с символистами и покинул Петербург.

«Башня» Вячеслава Иванова
В этом доме, увенчанном большой круглой башней, с 1905 по 1912 год жил поэт и философ Вячеслав Иванов, на квартире у которого собирался весь цвет литературного Петербурга. Андрей Белый оставил такое описание:

«Быт выступа пятиэтажного дома, иль „башни“, — единственный, неповторимый; жильцы притекали; ломалися стены; квартира, глотая соседние, стала тремя, представляя сплетение причудливейших коридорчиков, комнат, бездверных передних; квадратные комнаты, ромбы и секторы; коврики шаг заглушали, пропер книжных полок меж серо-бурявых коврищ, статуэток, качающихся этажерочек; эта — музеик; та — точно сараище;

войдешь — забудешь, в какой ты стране, в каком времени; всё закосится; и день будет ночью, ночь — днем;
даже „среды“ Иванова были уже четвергами; они начинались позднее 12 ночи. <…>

…Проведший со мною… два дня Э. К. Метнер на третий сбежал; я такую выдержал жизнь недель пять; возвращался в Москву похудевший, зеленый, осунувшийся…»

Здесь одной летней ночью Блок, выбравшись на крышу, под аккомпанемент соловьев Таврического сада впервые декламировал «Незнакомку». В «Башне» состоялся и поэтический дебют Анны Ахматовой: 14 июня 1910 года она прочла свои ранние стихи. По воспоминаниям присутствовавших, хозяин дома выслушал ее очень сурово и иронично изрек: «Какой густой романтизм…» Ахматова позже обижалась на мэтра:

«Он делал так — уводил к себе, просил читать, вытирал слёзы, хвалил, оттуда выводил ко всем — и там ругал. Был предатель».

Впрочем, критика не худшее из того, что могло произойти с литератором в «Башне». По воспоминаниям художницы Маргариты Сабашниковой, здесь было принято швырять в скучных докладчиков апельсины (Михаил Кузмин уточняет, что бросались корками — но тоже, согласитесь, обидно).

Кстати, в «Башне» юная Ахматова не только читала стихи, но и демонстрировала акробатические способности — перегнувшись назад, до пола, пыталась дотянуться зубами до спички, которая торчала вертикально из лежащей на полу коробки. С цирковыми номерами выступала и первая жена Андрея Белого Ася Тургенева: «К ней стали приставать, чтобы она встала на голову, — вспоминала Маргарита Бородаевская. — <…> Она сняла со стриженых волос резинку… и надела ее на ноги, прижав юбку. Затем легким движением вскинула ноги, опираясь на руки… Белый подал ей зажженную сигарету, и она простояла, пока докурила».

Многие гости «Башни» совершали и более эксцентричные поступки. Так, поэт Иоганнес фон Гюнтер вспоминал, что в одну из Ивановских сред получил от незнакомой женщины в подарок малахитовую шкатулку с гашишем. А писательница Надежда Санжарь посещала «Башню», чтобы исполнить свою заветную мечту — зачать гениального младенца. По воспоминаниям Кузмина, она «ходила по великим людям за зародышем.

Она хотела иметь солнечного сына от гения. Перед визитом она долго обсуждала, чуть ли не с мужем, достаточно ли данное лицо гений… Так она… добрела до Вяч. Ив., но тут Лид. Дм. услышала из соседней комнаты желание странной посетительницы и запустила в нее керосиновой лампой».
Неудивительно, что среди обывателей ходили легенды едва ли не об оргиях, которые устраивались в «Башне». Власти тоже пристально интересовались тем, что там творилось, и даже организовали несколько облав (правда, не из-за мифических сексуальных бесчинств — их больше волновало, не плетутся ли в квартире Иванова какие-нибудь заговоры, угрожающие государственному строю). После одного из таких обысков Дмитрий Мережковский заметил пропажу своей бобровой шапки и тут же напечатал открытое письмо Витте:

«Когда легионеры удалились, оставив после себя тот патриотический запах, о котором сказано: „Здесь русский дух, здесь Русью пахнет“, — то оказалось, что всё пиво выпито и три шапки, в том числе и моя, безследно [так в оригинале. — Прим. ред.] пропали. Куда же девалась моя шапка, ваше превосходительство?»

Правда, потом головной убор нашелся за сундуком в прихожей.

источник
Tags: башня иванова, история в кадрах, питер, серебряный век
Subscribe

Posts from This Journal “серебряный век” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments