А.Н. Бенуа. концептуальный подход к решению сценического костюма


Бенуа А.Н.- Итальянская комедия «Любовная записка». 1906.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.



Бенуа А.Н. — Эскиз занавеса для Старинного театра. 1907.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.

Вдохновитель и идеолог «Мира искусства» Александр Николаевич Бенуа ( (фр. Alexandre Benois; 21 апреля [3 мая] 1870, Санкт-Петербург — 9 февраля 1960, Париж) был живописец и график-станковист, иллюстратор и оформитель книг, мастер театральной декорации, режиссер, автор балетных либретто. Еще Бенуа известен как выдающийся историк русского и западноевропейского искусства, теоретик и яркий публицист, проницательный критик, несравненный знаток театра, музыки и хореографии, крупный музейный деятель. Среди современников он прослыл эстетом - живым воплощением духа артистизма.


Портрет Александра Бенуа. 1924 г. Художник Г.С. Верейский

Его биография хорошо известна, но считаю уместным напомнить коротко основное: Александр Николаевич Бенуа (1870-1960) - сын Николая Леонтьевича Бенуа, академика и архитектора, и музыкантши Камиллы Альбертовны (урожденной Кавос). По происхождению и воспитанию принадлежал к петербургской художественной интеллигенции. Искусство являлось наследственностью в его семье. Прадед Бенуа, по материнской линии К. А. Кавос, был композитором и дирижером, дед - архитектором, много строившим в Петербурге и Москве,старший брат пользовался известностью как живописец-акварелист.


Слева: эскиз костюма к постановке «Спящая красавица», 1953 / Справа: Доктор, сопровождающий Минерву. Эскиз костюма к постановке «Свадьба Психеи», 1928

В своих воспоминаниях художник особенно подчеркивает, что в детстве он был переполнен театральными впечатлениями. С самых ранних лет и в течение всей своей жизни Бенуа испытывал чувство, которое трудно назвать иначе, как культом театра. Понятие «художественности» неизменно ассоциировалось у него с понятием «театральности»; именно в искусстве театра он видел единственную возможность создать в современных условиях творческий синтез живописи, архитектуры, музыки, пластики и поэзии, осуществить то органическое слияние искусств, которое представлялось ему высшей целью художественной культуры.


Слева: Минерва. Эскиз костюма к постановке «Свадьба Психеи», 1928 / Справа: эскиз театрально костюма. 1921

Интересно, что художественные вкусы и взгляды молодого Бенуа формировались в оппозиции к его семье, придерживавшейся консервативных «академических» взглядов. Решение стать художником созрело у него очень рано, но после недолгого пребывания в Академии художеств, принесшего только разочарование, Бенуа решил получить юридическое образование в Петербургском университете (1890-94 гг.), а профессиональную художественную подготовку пройти самостоятельно, по своей собственной программе.


Слева: эскиз театрального костюма. Начало ХХ в. / Справа: Полина. Эскиз костюма к опере «Пиковая дама», 1920-е гг.

Ежедневные упорные занятия, постоянная тренировка в рисовании с натуры, упражнение фантазии в работе над композициями в соединении с углубленным изучением истории искусств дали художнику уверенное мастерство, не уступающее мастерству его сверстников, обучавшихся в Академии. С такой же настойчивостью готовился Бенуа к деятельности историка искусства, изучая Эрмитаж, штудируя специальную литературу, путешествуя по историческим городам и музеям Германии, Италии и Франции.


Слева: Ведьма. Эскиз костюма к постановке «Спящая красавица», 1957 / Справа: эскизы костюмов внука и внучки княгини, 1921. Балет «Петрушка» на муз. И.Ф. Стравинского

Особо любимый им период в истории искусства – барокко. Позднее, в воспоминаниях, написанных в старости, Бенуа признавался: «Во мне «пассеизм» начал сказываться, как нечто совершенно естественное еще в раннем детстве и он остался на протяжении моей жизни «тем языком, на котором мне легче, удобнее изъясняться»... Многое в прошлом представляется мне хорошо и давно знакомым, пожалуй, даже более знакомым, нежели настоящее. Нарисовать, не прибегая к документам, какого-нибудь современника Людовика XV мне легче, мне проще, нежели нарисовать, не прибегая к натуре, моего собственного современника. У меня и отношение к прошлому более нежное, более любовное, нежели к настоящему. Я лучше понимаю тогдашние мысли, тогдашние идеалы, мечты, страсти и самые даже гримасы и причуды, нежели я понимаю все это в «плане современности»...».


Слева: эскиз костюмов к постановке балета «Болеро», 1928 / Справа: рисунок занавеса к постановке «Турандот»

Бенуа довольно много работал в жанре станковой живописи и графики, но по самой природе своего дарования и по складу творческого мышления он не был станковистом, а еще менее - мастером картины, которая могла бы воплотить все стороны его замысла в едином, как бы синтезирующем изображении. Поэтому его лучшие творения принадлежат искусству книги и живописи театра. Бенуа мыслил и подходил к своим темам именно как иллюстратор или как театральный художник и режиссер, последовательно раскрывая в цикле этюдов и композиций разнообразные аспекты задуманного им образа, создавая сменяющие друг друга архитектурно-пейзажные декорации и тщательно разработанные мизансцены.


Эскиз декорации к драме А. Дюма «Дама с камелиями». 1923

Несомненно, театр был в течение всей жизни Бенуа самым сильным его увлечением, ничто не любил он так горячо и не знал так глубоко. Говоря о нем, проявившем себя во многих жанрах - в литературе, живописи, истории искусства, критике, режиссуре,- прежде всего, вспоминается театральный художник Александр Бенуа – мастер декорационного искусства. Выполненные им многочисленные декорации и костюмы демонстрируют исключительную способность воссоздания самых разных эпох, национальных особенностей и настроений.


Эскизы костюмов для постановки мистерии А. Онеггера «Императрица скал» по драме Сен-Жоржа де буэлье, 1927 г. Франческа (слева), Нофли (справа)

Известно, что от своей матери Александр «унаследовал» культ театра. Его детской мечтой было стать театральным художником. К десяти годам Бенуа был глубоко захвачен тогдашней страстью к драме, опере и балету, и еще до своей поездки в Германию в 1890 году он видел «Спящую красавицу», «Пиковую даму» и многие другие спектакли. Не вызывает сомнений, что именно эти ранние впечатления подготовили Бенуа к работе над одноактным балетом Делиба «Сильвия» в 1901 году, когда директор Им- ператорских театров князь С. М. Волконский, поддавшись уговорам С. П. Дягилева, принял решение подготовить специальную постановку под его руководством. Бенуа был приглашен главным художником и работал над спектаклем вместе с К. А. Коровиным, Л. С. Бакстом, Е. Е. Лансере и В. А. Серовым, однако из-за ссоры Дягилева с Волконским балет так и не был поставлен (об этом мы уже говорили. См. статьи о Льве Баксте- части 28, 29).


Эскизы костюмов для постановки мистерии А. Онеггера «Императрица скал» по драме Сен-Жоржа де буэлье. 1927 г. Отон (слева). Сцена в лесу (справа)

В 1900 году Бенуа дебютировал как театральный художник, оформив одноактную оперу «Месть Амура» в Эрмитажном театре Петербурга. Но полноценный настоящий дебют Бенуа в качестве театрального художника состоялся в 1902 году, когда ему было поручено оформить постановку оперы Р. Вагнера «Гибель богов» на сцене Мариинского театра. Вслед за тем им были выполнены эскизы декораций к балету Н. В. Черепнина «Павильон Армиды» (1903 г.), либретто которого сочинил он сам.


Эскиз декорации для спектакля «Oriane». 1935

Бенуа был особенно внимателен к историческим деталям, что являлось отличительным признаком его декораций и костюмов. Например, в «Павильоне Армиды» Бенуа воссоздал великолепную, энциклопедически точную картину эпохи Версаля. Успех художника в «Павильоне Армиды» подтвердил его художественное призвание, и он был вовлечен во множество театральных постановок.

В 1907 Бенуа играл важную роль в основании Старинного театра в Петербурге. Для этого театра художник создал прекрасный занавес. А уже на следующий год одна из его декораций была использована в парижской постановке «Бориса Годунова».


Эскизы декораций для спектакля «Sagesse» по пьесе Поля Клоделя, 1938. Пуствня, 2-я картина

Александра Бенуа очень привлекали балетные постановки. В конце концов этот жанр стал страстным увлечением и по его инициативе, а также при его непосредственном участии была организована частная балетная труппа, начавшая в 1909 году триумфальные выступления в Париже. Речь идет о знаменитых «Русских сезонах». Бенуа занял в труппе пост директора по художественной части, но одновременно исполнил оформление к еще нескольким балетным спектаклям («Сильфиды», «Павильон Армиды» -оба 1909 г.), «Жизель» (1910 г.), «Соловей» (1914 г.).


Эскизы декораций для спектакля «Sagesse» по пьесе Поля Клоделя, 1938. Город, 3-я картина

Вершиной его достижений были декорации к балету И. Ф. Стравинского «Петрушка» (1911 г.). Этот балет создан по идее самого Бенуа и по написанному им же самим либретто. Вскоре после этого зародилось сотрудничество художника с МХТ, где он удачно оформил два спектакля по пьесам Ж.-Б. Мольера (1913 г.) и некоторое время даже участвовал в руководстве театром наряду с К. С. Станиславским и В. И. Немировичем-Данченко. Станиславский писал о работе с Бенуа так: «Бенуа оказался очаровательным. Он слушает, охотно идёт на всякие пробы и переделки и, видно, хочет понять секреты сцены. Он прекрасный режиссёр-психолог и великолепно и сразу схватил все наши приёмы и увлёкся ими. Очень трудолюбив. Словом – он театральный человек». Выбор спектаклей, которые Бенуа режиссировал и оформлял в МХТ, весьма характерен и не случаен. Это излюбленный художником французский 17 век и не менее любимый им Пушкин. В пьесах Мольера (режиссёры К. Станиславский и А. Бенуа, художник А. Бенуа) «Мнимый больной», «Брак поневоле», «Тартюф» И.К. Гольдони «Хозяйка гостиницы» художник создал подлинно театральный образ Франции и Италии, стилизованный, изящный, чуть жеманный, образ очень точный в деталях, но претворённый в изысканное зрелище.


Декорация с готическим архитектурным мотивом и мизансценой

В последние предреволюционные годы (1911-1917 гг.) Бенуа, был занят, в основном, работой в театре.

Несмотря на прорыв, совершённый МХТ, в Петербурге, на казённой сцене оставались в ходу «дежурные» декорации. И только художники общества «Мир искусства», во главе которого был А. Бенуа, пытались изменить к лучшему театральные постановки. Именно они осуществили реформу театра, поменяли точку зрения на художественное оформление спектаклей: «мирискусники» добились соблюдения исторической правды, особенно в костюмах. А вектор такому движению первым задал герой этой статьи. Грабарь так писал: «У Бенуа много страстей, но из них самая большая – страсть к искусству, а в области искусства, пожалуй, к театру… Он самый театральный человек, какого я в жизни встречал, не менее театральный, чем сам Станиславский, чем Мейерхольд…».


Эскизы костюмов к мистерии «Императрица скал», 1927. Слуга в синих чулках (слева). Палач (справа)

Бенуа пытался работать на императорской сцене, создавая декорации к балетам в постановках традиционных балетмейстеров, но это не приносило существенных результатов – либо постановки не осуществлялись, либо декорации мало что меняли в общем характере спектакля. Бенуа и его друзей не удовлетворяла роль оформителей, декораторов сцены. Они хотели быть художниками-постановщиками, они мечтали о реформе балетного жанра вцелом. Для этого нужны были новые композиторы и балетмейстеры, новые танцовщики и либреттисты. Словом, в синтетическом искусстве театра требовались объединённые усилия всего коллектива для создания принципиально нового спектакля.


Эскизы костюмов к мистерии «Императрица скал», 1927. Крестьянин (слева). Два музыканта (справа)

Работа над таким спектаклем началась в 1901 году на сцене Мариинского театра. Это был «Павильон Армиды». Балет был задуман как общее творение всех его создателей, где функции художника, постановщика, балетмейстера и даже композитора не были отделены одна от другой, где все принимали участие во всём. Либретто писал Бенуа, музыку – его молодой родственник, композитор Н. Черепнин. Главная встреча «мирискуссников» во главе с Бенуа произошла именно в этой постановке – в творческий коллектив органично влился талант гениалного балетмейстера М. Фокина, который тоже мечтал об обновлении всей стилистики балетного искусства. «Павильон Армиды» был осуществлён на сцене Мариинского театра лишь в 1907 году. К тому времени театральные искания «мирискусников» обрели уже достаточный опыт и зрелость. Родилась идея зарубежных гастролей русского балета, которая и была осуществлена в 1909 – 1912 годах под названием «Русские сезоны». В этих постановках сошлись поистине блистательные силы русского театрального искусства, такие художники как А. Бенуа, Л. Бакст, К. Коровин, А. Головин, Н. Рерих, хореографы М. Фокин и В. Нижинский, танцовщики Т. Красавина, А. Павлова, В. Нижинский, композитор И. Стравинский и другие.


Эскизы костюмов к мистерии «Императрица скал», 1927. Горожанка молящаяся (слева), неаполитанка (в центре), дама в белом платье со спины (справа)

Как мы знаем, спектакли русского балета произвели в Европе ошеломляющее впечатление. На протяжении многих лет самые выдающиеся деятели культуры и искусства Франции, Англии, Германии, Испании, Австрии восторженно отзывались об этих постановках. «Мирискусникам» удалось воплотить свою мечту – создать театральное зрелище, органичное во всех аспектах – было достигнуто единство живописи, музыки, танца и литературы. Бенуа вспоминал впоследствии: «Балет, может быть, самое красноречивое из зрелищ…. В нём можно добиться таких впечатлений, такой гармонии, такой красоты, такого смысла, которые недоступны даже драме».


Эскизы костюмов к мистерии «Императрица скал», 1927. Слева-направо: Пастух, Отон, импеператорский солдат, священник

Причиной успеха постановок Дягилева было совершенно новое оформление спектаклей: не красочный фон, существующий отдельно от спектакля, а единый стилевой порыв, подчинённый отображению художественной правды эпохи. Этому способствовали не только художники, но и балетмейстеры, и композиторы, и конечно сами актёры. Бенуа одним из первых стал изображать эскиз костюма и актёра в нём, в движении, определяя, таким образом, характер поведения, стиль образа и даже направление работы для балетмейстера. Даже музыка соответствовала сути действия и эпохе, отображаемой на сцене. Таким образом, искусство действительно становилось синтетическим.


Эскизы костюмов к опере Ж. Бизе «Кармен», 1931. Кармен (слева). Контрабандист (справа)

Сам Бенуа так писал о методе работы в «Русских сезонах» и о «Петрушке»: «…Было решено в «дирекции Дягилева», что настал момент создать русскую хореографическую сказку, то стали эту сказку сочинять общими усилиями… разработкой фабулы занялась целая, очень своеобразная «комиссия», в которой приняли участие и Черепнин, и Фокин, и я, и Стеллецкий, и Головин, и несколько литераторов, среди которых неоценимые указания и материалы сообщил А. М. Ремизов… Вместо Черепнина музыку к затеянному балету взялся написать юный композитор, ученик Римского-Корсакова и сын знаменитого оперного певца И. Ф. Стравинский, и нужно сознаться, что смелость Дягилева, поручившего наугад такое рискованное дело художнику, себя ещё ни в чём не проявившему, что эта смелость оказалась как нельзя более благополучной».


Эскизы костюмов к опере Ж. Бизе «Кармен», 1931. Торговка апельсинами (слева). Эскиз мужского костюма (справа)

Своим успехом «Русские сезоны» во многом были обязаны А. Бенуа. Его широкая энциклопедическая культура и театральность его дарования определили самый подход к делу постановки балетов. Так, в балете И.Стра- винского «Петрушка» Бенуа воплотил свою мечту-воспоминание о народных играх, об удалом веселье улицы давно прошедших эпох. Радостная, разгульная русская масленица вставала перед зрителем. Но этими декоративными качествами далеко не исчерпывались задачи постановки. Бенуа стремился привнести в красочное, пряное зрелище глубину подлинного драматического содержания. Языком романтической символики была выражена судьба мечтателя и бунтаря, его конфликт и его крушение. Сквозь лубочный, раешный спектакль проступали контуры современного мировоззрения, современного мировосприятия. Недаром Фокин впоследствии вспоминал, что критика находила в «Петрушке» слишком много «от Достоевского», сравнивала его с «Балаганчиком» Блока.

В 1915 году Бенуа поставил совместно со Станиславским и Немировичем-Данченко «Маленькие трагедии» Пушкина. Художник здесь несколько берёт вверх над режиссёром. Поэтическая мечта о прошедшем, созерцательность, умиротворённость эмоционального звучания декораций находилась в противоречии с драматическим психологизмом актёрской игры.


Эскизы костюмов для балета К. Константинова «Березка», 1946. Березка (слева). Земля (справа)

А в 1926 г. Бенуа, сделав вынужденный выбор между трудностями эмигрантского существования и все более пугающей перспективой жизни в советской стране, уехал во Францию. Объяснимым поводом к отъезду была постановка спектакля в «Гранд-опера» и участие в выставках, но оттуда в Россию он не вернулся. Это решение было связано, главным образом, с финансовыми и семейными обстоятельствами. Там он работал главным образом в театрах. Сначала в «Гранд-опера» в Париже (знаменитый «Поцелуй феи» И. Стравинского), а в 1930-1950-е годы - в «Ла Скала» в Милане, где постановочной частью заведовал его сын Николай. Работая на прежнем профессиональном уровне, ничего принципиально нового и интересного Бенуа уже не делал, как правило, довольствуясь варьированием старого. Например, было исполнено не менее восьми вариантов ставшего легендарным балета «Петрушка». На протяжении своего долгого пути художника, критика и историка искусства, Бенуа оставался верен высокому пониманию классической традиции и эстетических критериев в искусстве, отстаивал ценность художественного творчества и принципы изобразительной культуры, опирающейся на давние традиции.


Фотографии костюмов к спектаклю «Павильон Артемиды», 1909. Костюм Духа Времени (слева). Костюм музыканта


Бенуа А.Н. Эскиз гобелена к балету Н.Н.Черепнина «Павильон Армиды» .
Мариинский театр. 1907.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.



Бенуа А.Н. Эскиз декорации к балету Н.Н.Черепнина «Павильон Армиды» (1-я картина).
Мариинский театр. 1907.



Бенуа А.Н. Эскиз декорации к балету Н.Н.Черепнина «Павильон Армиды» (2-я картина).
Мариинский театр. 1907.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.



Бенуа А.Н. — «Комната Арапа».
Эскиз декорации к балету И.Ф. Стравинского «Петрушка».
Антреприза Дягилева. 1911.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.



Бенуа А.Н. — «Комната Петрушки».
Эскиз декорации к балету И.Ф.Стравинского «Петрушка».
Антреприза Дягилева. 1911.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.



Бенуа А.Н. — Эскиз декорации для балета «Вальс» Равеля. 1928.
Собрание С.В.Папкова.
Ист. «Наше наследие» V/1991.



Бенуа А.Н. — «Балерина».
Эскиз костюма к балету И.Ф. Стравинского «Петрушка».
Антреприза Дягилева. 1911.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.



Антреприза Дягилева. 1911.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века.



Бенуа А.Н. — «Арап».
Эскиз костюма к балету И.Ф.Стравинского «Петрушка».
Антреприза Дягилева. 1911.
Ист. Пожарская М.Н. “Русское театрально-декорационное искусство конца XIX – начала XX века


источник 1
источник 2

Posts from This Journal by “театральный костюм” Tag

promo j_e_n_z_a december 12, 2013 14:14 7
Buy for 100 tokens
facebook instagram vk plus.google twitter