театрализованные праздники короля моды Поля Пуаре

9449.jpg
Король моды или ее «тиран», как сам себя называл Поль Пуаре, помимо того, что совершил революцию (и не одну), преобразуя моду рубежа XIX-XX вв., создавал театральные костюмы, организовал ателье «Мартин», где продавались уникальные дизайнерские вещи, владел собственной парфюмерной фирмой «Розин» и составлял композиции изысканных духов, выпускал журнал, а так же многое другое (плавал на яхтах, летал на воздушном шаре, играл в театре …), еще проводил удивительные, феерические, роскошные театрализованные праздники, большую часть которых устраивал в своем особняке. Каждый такой праздник он продумывал до мелочей: сценарий, костюмы, обстановка и оформление. Они как спектакли имели названия. Самый эпохальный был в 1911 году - «Тысяча вторая ночь».


Поль Пуаре за работой, 1926 г.

Круг знакомых у знаменитого парижского кутюрье был широким и в нем он часто находил талантливых, но никому не известных актеров, танцовщиц, певцов, художников. Пуаре задействовал их в своих праздниках, выводил на сцену эти неведомые никому таланты и после таких выступлений они становились известными и любимыми публикой. В своих мемуарах «Одевая эпоху» кутюрье с гордостью пишет: «Это я вывел на театральную сцену маленькую Дургу, маленькую танцовщицу Ванах Яхми, а также Ниоту Иниока, которая то изображала Вишну, то представала в облике Кришны. Благодаря мне приобрели известность Кариатис и многие другие, но самым моим грандиозным открытием так и остался Дюнуайе де Сегонзаг».


«Платья Поля Пуаре». Рисунки Поля Ириба

Поль Пуаре неоднократно участвовал в маскарадах, устраиваемых Высшей художественной школой. Его дебют в этой школе имел грандиозный успех. Одет он был в костюм, созданный им к постановке по пьесе «Навуходоносор» Мориса Магра в «Театре дез Ар». В этом спектакле танцевала Труханова. Костюм выглядел так: длинная просторная мантия, выкрашенная по замыслу кутюрье в цвет подобный тирскому пурпуру, отделкой служили золотые галуны; головной убор – шестикилограммовая золотая тиара с колокольчиками, башенками и минаретами. В таком наряде Пуаре стоял на триумфальной колеснице, в которую были впряжены сто полуобнаженных женщин. «Это было великолепное зрелище», - вспоминает он в своих мемуарах.


Дневное платье от Поля Пуаре, 1911 г. (слева) / Летний ансамбль из шелка (справа)

Он успевал везде. Создавал потрясающие туалеты для дам высшего света, придумывал и реализовывал собственные театральные проекты, работал для театра. К спектаклю по пьесе Анри Батая «Человек с розой» Пуаре вместе со своим другом художником Ронсеном, создал костюмы и декорации. На актрисе Моне Дельза было эффектное платье из серебряной парчи с кружевными вставками, а в темных волосах – ярко-красный гребень, поверх которого ажурная серебряная мантилья. «Мы уже сами не могли понять, где кончается историческая реконструкция, а где начинаются фантазии, поскольку я, тщательно изучив моды той эпохи, представил их в очень вольной трактовке. Сколько ночей мы провели в театре, добиваясь безупречного выполнения декораций и костюмов! Рассвет заставал нас за работой». Почти в это же время кутюрье создавал костюмы для премьеры в мьюзик-холле, хотел, чтобы они выглядели «эффектно и неожиданно». Специально для этих костюмов совместно с профессором Сорбонны Шарлем Анри, разрабатывал технику применения светящейся краски на ткани. И в это же время создавал платье для графини де Грефюль, в котором она должна была появиться в церкви Мадлен на свадьбе дочери. «Великолепный золотой футляр, отороченный собольим мехом, идеально облегал фигуру графини», - вспоминает Пуаре.


Поль Пуаре. Маскарадные костюмы (1913-1914 гг.)

Среди праздников, которые устраивал Поль Пуаре - Праздник Королей. Там был и Людовик XIV, и Бирон – парикмахер короля, Шампань – старший камердинер Его Величества. Мадемуазель де Лавальер играл Анри Коллет. Маршала Тюренна изображал Бастьен де Бопре. На нем был оригинальный костюм – кираса со вделанным пушечным ядром – копией ядра, убившего настоящего Тюренна. На празднике разыграли сцену из жизни короля по придворному этикету и спектакль, достойный короля. Все персонажи в интересных костюмах. На королевском портном были широкие панталоны с пышными оборками из портновских сантиметров.


Модели Поля Пуаре с зауженными юбками, которые он ввел в моду в 1910 году (слева) / Манекенщицы в саду Поля Пуаре. Париж, 1910 г. (справа)

Теперь подробнее о празднике «Тысяча вторая ночь», о котором было сказано в начале статьи. Он «получился незабываемый». Пуаре пригласил художников и предложил «создать не просто праздничный декор, а нечто невиданное – целый сказочный мир». Поле для творческой деятельности было большим – весь дом и сад. Обязательным условием для гостей были восточные костюмы. Когда праздник начался, тех, кто надеялся пройти, например, в китайском халате или во фраке, привратники не впускали, говоря: «Извините, месье, но во фраке сюда нельзя. Это костюмированный бал» или «Месье, вы не в Китае, а в Персии, и Ваш китайский костюм здесь совершенно неуместен». Все было роскошно: полуобнаженный негр, задрапированный в бухарские шелка с факелом в одной руке и ятаганом в другой, встречал гостей, в фарфоровых чашах плескались фонтаны, радовали взор персидские ковры, звучали настоящие персидские мелодии и много других чудес. Все было роскошно. Гости постарались соответствовать созданной Полем обстановке. Великий трагик де Макс одолжил у одной знакомой богатой американки драгоценности. Великолепное жемчужное ожерелье и другие украшения стоили три миллиона, фоном для этих сокровищ служил просторный наряд из черного шелка. «Он рассказывал сказки «Тысячи и одной ночи», подняв палец, как обычно делают уличные сказители на Востоке, а вокруг расселись на полу его слушатели – случайные прохожие».


Зимнее манто. Рисунок Жоржа Лепапа для П. Пуаре. Иллюстрация из Gazett du Bon Ton, № 2. Octobre 1913 (слева) / Дениза Пуаре. Рисунок Жоржа Лепапа «Воспоминания о тысяча второй ночи», 1911 г. (справа)


Подобно интерьерам и экстерьерам, изображенным на старинных эстампах, был воспроизведен фрагмент с затейливым цветником, посреди которого возвышалась ваза из белого халцедона. Из нее поднималась струйка фонтана и все это было искусно подсвечено. Вокруг важно расхаживали розовые ибисы. «Некоторые деревья были сплошь покрыты темно-синими светящимися плодами <…> оживляя это зеленое царство, резвились обезьянки и пестрые попугаи. А в глубине сада сидел я, в облике темнолицего белобородого султана, и держал в руке хлыст с рукояткой из слоновой кости. А вокруг, на ступеньках у трона, возлежали в томных, сладострастных позах мои наложницы…». Таковой была сценография и некоторые мизансцены. Можно добавить, что все это благолепие дополняли аттракционы, гадалка в отдельной хижине, ларьки торговцев, лавки ремесленников – горшечник ловкими пальцами лепил маленькие вазы из глины, внезапно появился торговец маленькими обезьянками-уистити (реплика с восточного рынка), лаборатория алхимика (замаскированный бар с редкими напитками) гости могли заходить в эту лабораторию и создавать новые эликсиры – коктейли «таинственные и ни на что не похожие, восхитительные на вид и неожиданные на вкус».


Американская миллионерша и меценатка Пегги Гугенхейм в костюме П. Пуаре из золотой парчи, расшитой разноцветным жемчугом (слева) / Ансамбль из восточных шароваров и верхней части с открытой спиной, 1926 г. (справа)

Среди гостей - действующих лиц были знаменитости. На лужайке в саду танцевала Режина Баде. Пуаре пишет: «… трава под ее ногами почти не примялась – такой невесомой, такой воздушной она была». Пышнотелая экзотическая Труханова танцевала после Баде. «Затем на лужайке появилась хрупкая, изысканная Замбелли, отвергавшая ласки влюбленного мима. А потом из-под земли поднялись огненные сполохи, снопы искр бесшумно взлетели до самой крыши и расцвели, как стеклянные цветы». Интересное зрелище представляли собой зрители, следившие за выступлением танцовщиц. Они лежали на коврах среди пестрых подушек, все вместе выглядело живописным нагромождением шелков. В лунном свете эта картина переливалась, как драгоценный витраж.


Узкое пальто. Поль Пуаре (слева) / Восточный костюм Поля Пуаре для пьесы «Минарет» (справа)

Для своих костюмированных театрализованных праздников Поль не жалел ни сил, ни средств, вкладывая огромные деньги, чтобы его идеи воплотились и мечта стала реальностью. Он восстановил почти разрушенный охотничий домик Людовика XV (в который наведывался и Людовик XIV, и Наполеон I), построенный архитектором Трианона Анжем Жаком Габриэлем. Помимо того, что ремонт дома был дорогостоящим – реставрация здания, проведение водопровода и пр., Пуаре не пожалел денег, чтобы создать интерьер, исторически соответствующий обстановке дома. Для этого он приобрел обюссоновский ковер, мебельный гарнитур, настоящие канделябры галантной эпохи, в которых горели свечи, старинные музыкальные инструменты – виолы да гамба, виолы д`аморе, пошетты, а для большой гостиной – клавесин.


Восточное платье в стиле ампир. Поль Пуаре (слева) / Ансамбль из шелка в восточном стиле. Поль Пуаре (справа)

Обстановка и атмосфера полностью были воссозданы. В гостиной звучала музыка XVII и XVIII веков – сочинения Глюка, Рамо, Дакена, Куперена. Знаменитый парижский квартет скрипачей под управлением Армана Парана дал концерт – дом ожил. После этого концерта у Пуаре возникла идея воссоздать версальское празднество. Собрав своих единомышленников-друзей, он посвятил их в планы. Художник Ноден раздобыл ноты балета Люлли «Празднества Вакха», также отыскали ноты двух кантат Рамо «Диана и Актеон» и «Нетерпение». Работа забурлила. Еще поставили балет XVI века на либретто Г. Гастольди и на музыку Паллавичини.

Праздник состоялся 20 июня 1912 года. Все было великолепно продумано с неизменным вкусом и роскошью: костюмы, декорации, музыка. Даже часть леса была украшена в стиле Великого века. Хозяин праздника торжественно встречал гостей в облике статуи Юпитера Олимпийского, выполненной из золота и слоновой кости: золотые волосы сплошь в завитках, золотая борода, хитон из ткани цвета слоновой кости, на ногах – котурны.


Поль Пуаре (в центре справа) среди актеров и друзей на празднике святой Екатерины. 1925 г.

На праздник съехалось три сотни гостей, конечно, в основном это были ярчайшие представители разных областей искусства, «собрались все художники Парижа». В разгар праздника «опьяненная вином и окружающим великолепием» Айседора Дункан взошла на подмостки, служившие сценой, и станцевала под арию Баха. «Юпитер не мог устоять перед таким искушением и присоединился к ней, он танцевал, как танцуют боги <…> зрители были взволнованы до слез».

Поль Пуаре устраивал много праздников, среди которых были, например, «Чрево Парижа», праздник Нуворишей, праздник Лунного света и другие великолепные, каждый со своим продуманным сценарием, костюмами. Обо всех сложно рассказать в одной статье. Мемуары великого кутюрье буквально излучают его неистощимую творческую энергию, транслируют читателю эмоции гениального человека. Их интересно и приятно читать. Тем, кому интересна история театра и моды, я думаю, понравится книга Поля Пуаре «Одевая эпоху».


Платье модного Дома Гиндус. В фасоне и отделке этого платья чувствуется влияние Пуаре (слева) / Платье Поля Пуаре

От чего-то многие исследователи склонны утверждать, что на творчество Поля Пуаре повлияли работы Льва Бакста. Бесспорно, сходство есть. Если мы сравним рисунки Бакста и Лепапа, сделанные для кутюрье, а также сами модели, то, не разобравшись в ситуации, согласимся с данным утверждением. Но! Если немного порассуждать, то, во-первых, оба предпочитали стиль Ар-Нуво, во-вторых, оба сделали колоссальный вклад в формирование данной стилистики, в- третьих, оба были наделены мощнейшим талантом. Русский балет Сергея Дягилева, для которого Бакст создавал костюмы, произвел на Пуаре, как он сам признает, и на многих французских художников, неизгладимое впечатление «допускаю, что в какой-то мере я находился под его влиянием. Но не надо забывать, что к тому времени я уже создал себе имя и приобрел известность задолго до появления в Париже месье Бакста. Только иностранные журналисты, не сумев (или не захотев) разобраться, что к чему, могут объявлять меня последователем Бакста». Не будем вторить «иностранным журналистам». Невозможно умалить заслуги и вклад в культуру, которые сделал король моды. Да и можно вспомнить тот факт, что параллельные открытия не новость в истории человечества. Это происходило в разных областях культурной и научной деятельности, взять хотя бы для примера пары: Лебниц и Ньютон, Лобачевский и Гаус, Джоуль и Ленц, Белл и Грэй, Корбюзье и Грей и т.д., и т.п.



источник

безумные платья Луизы Казати

Posts from This Journal by “серебряный век” Tag

promo j_e_n_z_a december 12, 2013 14:14 7
Buy for 100 tokens
facebook instagram vk plus.google twitter