April 6th, 2007

(no subject)

Руки повисли плетьми
не дозваться ори не ори
сердце упало взорвалось
небо всполохами зари
красным раскрашу тени
расчерчу сединой крыло
иступлено птица времени
бьется в распахнутое окно
запах падали рвет наружу
спелые мысли калеча плоть
поводыря бы мне не вижу
глазницы полны тьмы хоть
выколоть вышить золотом
крест на спине страшен
в висках реквием молотом
ни чем не приукрашен
деревянный как полагается
дух сосновый тает облаком
в тумане сизом разлагается
на четыре аккорда мороком.

(no subject)

Первый дождь со злобными
Грома раскатами, с пьяным скрипом
Ставней рассохшихся,
Грубыми руками порывов ветра –
Насиловал яблоню.
Пушистые белые кудри на локоть наматывал,
Рвал белое кружево плоти, потея от похоти,
Тяжелыми струями мешая себя с соком яблочным.
Земля принимала их вместе. Она дышала
По-старушечьи хрипло. Лужи пузырились
Ненасытными пузырями.
Никто не помнил сколько это длилось.
Почему людям нравится смотреть на насилие?

Нелепо.

Нелепо. Асфальт прижимался к его груди.
Казалось, его руки стали огромными крыльями, которыми можно обнять весь этот несчастный голубой шар.
А порот головы был так невероятно резок, казалось - оглянулся.
Нелепо. Слепое солнце танцевало на стекле его широко открытых глаз.
Казалось, нереальный фиолетовый оттенок радужки, и есть начало рождающейся радуги.
Нелепо. Шелест проливного дождя станет его последней колыбельной.
Казалось, ритуальная пляска струй, с прискоками, поворотами, резкими па, была только частью выплеснувшихся разом слез боли и отчаяния его еще не рожденных детей.

(no subject)

Ночь умерла в будильнике,
Такси распарывает бритвой улицы,
В запахе бензина –
мечты о холодильнике.
Офис пахнет чужими новостями
и вкусным кофе.
День орет больным ребенком
в телефонной трубке.
Вечер - грустная мелодия
несбывшегося обеда.
Такси вальсирует по центру.
Виски ждет хорошую сигару.
Сленг нелеп и добродушен.
Твоя постель не двуспальна,.
Мысли свернулись спящей кошкой.
Ночь умерла в будильнике…