двое не спят


сплин

теснота тамбура прокуренных мыслей.
лишь на миг глоток звездного неба.
и опять круговерть ежедневного коромысла
месит странное тесто из табака и хлеба.
из горошин полыни сплетаются бусы.
нитка вены тонка, но зато упруга.
жаль, что прежде веков назвался трусом
тот, кто вывести мог из адского круга…