привидение - девочка.

Уже неделю Она просыпалась с мокрыми от слез глазами.
Ее слез хватало на осенний дождь,
который промочил огромный город до самых глубоких подвалов,
на потоп в многоэтажке, в которой она вынуждена была обитать.
Не замок, конечно, но коридоров хватает.

Ну, еще на пару аварий, на каком-то центральном водопроводе,
и небольшой тайфун у берегов Японии.

И даже тень ее Черного кота была влажной.

Лунный цикл времени приближался в 31 октября.
Медленно, на цыпочках, крадучись и шурша, время неотвратимо шло именно туда!
И вот сегодня пришло, таки!
Это был день большого выхода в свет. Точнее в тень.

Она пыталась его предотвратить.
Она вырывала листки бумажного календаря.
Она перезагружала ноут и меняла часовые пояса.

Она даже разбила любимые песочные часы.
И что?
Только песок теперь противно скрипел под подошвами ее лаковых башмачков.
А тапочки с огромными помпонами – не надеть – они утонули у берегов Японии.

- Так тебе и надо! Не реви! – пробурчала тень Черного, отойдя на достаточное расстояние и оставляя за собой мокрые следы.
А отойти стоило.

В ответ в его сторону полетела тень мокрой Вороны,
которая даже после смерти, мнила себя умным вороном.
- Это она-то ворон!
Она, которая летит совсем как ворона!
и падает как ворона!
Ну, вот опять...шлеп.

Во всей этой чехарде и неразберихе лишь одно Зеркало оставалось спокойным.
Ему было не привыкать.

Вот Она прошуршала по мокрому песку и остановилась,
капризно разыскивая свое отражение.

- Нет, как вы себе представляете оранжевый цвет при моем серо-зеленом цвете лица!
ворчала Она, натягивая коктейльное платье из тыквы.

- А черный?! Он только подчеркнет мой возраст! Двести лет это вам не шутки!
чулки были настолько тонкими, что ей пришлось повозиться.

- Желтый – это при красном цвете глаз!
туфли и сумочка уже были готовы.

- Белый – о каком белом может идти речь! Я же и так еле заметна в темноте!
пудра просыпалась на тень черного кота, который с любопытством наблюдал за преображением.

- Красный – ненавижу красный.
губы вспыхнули и вдруг…
Глазки заблестели, последний взгляд в Зеркало и
- Прощайте, мальчики, я полетела!

Она грациозно просочилась сквозь дверь.

- Теперь до следующего года спокойствие, – ворчал Черный, перестав быть тенью и пытаясь высушить Ворону над паром странного Котелка, который еле удерживал сам себя на ретивом синем Огне.

Зеркало все также оставалось невозмутимым.
Вот только трещинок на его уставшем лице значительно прибавилось.
Оно каждый год совершало для Нее обыкновенное чудо.
В Его глазах Она видела себя такой, какой хотела видеть.
Видела то, чего не могли видеть другие, но не замечала ничего вокруг.

И только, так и не просушенная до конца Ворона болтала без умолку о каком-то Зеркале безответной любви.
Ворона, что с нее взять…
Для кого-то это сказка а у кого-то и не очень сказка.